Что в разговоре с детьми о теракте может обернуться катастрофой

27-03-2024 12:33

Дети иначе реагируют на трагедию в отличие от взрослых. От того, как, когда и в какой форме мы поддерживаем ребёнка, зависит его психологическое благополучие. Почему нельзя скрывать о теракте? Как сообщить о нём? Что помнить при разговоре на эту тему?

Старший преподаватель МГУ, кандидат филологических наук и многодетная мама Анна Данилова поговорила с семейным психологом Людмилой Петрановской. Специалист поделилась тем, к чему может привести созданный родителями «информационный пузырь», зачем задавать себе вопросы перед разговором на тему теракта и почему взрослый обманывает себя, когда хочет скрыть правду ради благополучия ребёнка.

Игнорировать переживания = обесценивать чувства?

Если ребёнок ходит в детский сад или школу, скрыть трагедию вряд ли получится. О произошедшем он скорее всего услышит от других детей, их родителей или педагогов.

Допустим, ребёнок в школе узнаёт о теракте. Дома он задаёт вопросы и слышит в ответ от родителей, что эту тему они обсуждать не будут.

«Тебе об этом знать не нужно» и похожие фразы — прямое сообщение о том, что вы не готовы иметь дело с его чувствами по этому поводу. Если ребёнок подавлен, испуган, но лишён возможности обсудить это с родителями, получить объяснения, утешение, поддержку, то остаётся один на один со своей тревогой. Он может быть сильно невротизирован.

Взрослый может обсудить трагедию, ужаснуться ею и потом переключиться на другое, успокоиться. Для детей новость может стать всепоглощающим переживанием, если родитель не поможет «навести резкость» и поставить некоторые ограничения. Например, сказать «Да, такое бывает, но редко», «Такие ситуации случаются. Но принимаются необходимые меры, чтобы такое не повторилось».

Есть ли универсальная шпаргалка при разговоре?

Основные правила общения на тему теракта связаны с целями. Разделяют две крайности, которые нужно осознавать, чтобы не навредить.

Первая — создать для ребёнка счастливое неведение. Например: «Не надо об этом думать, давай думать о хорошем», «Зачем расстраиваться, давай поговорим о…»

Почему эта стратегия неверна? Ребёнок моментально считывает эмоциональное состояние взрослого, чувствует сокрытие важных фактов. Ему станет хуже, если он увидит, что ваше внутреннее состояние не соответствует внешним проявлениям.

Вторая — обсудить с ребёнком трагедию, когда взрослый хочет разделить свою боль, сильные эмоции и протест.

Если вы хотите избежать этих крайностей, то перед разговором стоит спросить себя: «Зачем я хочу поговорить с ребёнком о трагедии?».

Чтобы он мог обсудить то, что его пугает.

Чтобы был готов к разговорам, если они возникнут среди сверстников.

Чего боится родитель 

Нам страшно начинать разговор о теракте, потому что мы боимся столкнуться с ужасом в глазах ребёнка. Взрослым и со своими эмоциями не всегда легко справиться. Поэтому может возникнуть желание отложить этот разговор или вовсе сделать всё возможное, чтобы ребёнок ничего о трагедии не знал. Но нужно быть честным перед самим собой. Это не желание сохранить ребёнку счастливое детство, а личная обеспокоенность.

Один из главных страхов каждого родителя — столкнуться с тяжёлым переживанием ребёнка, с которым не получится справиться. Говоря о теракте, нельзя просто сказать: «Мы всё исправим», «Ничего страшного» и т.д. В этой ситуации у нас нет подобных ответов.

«Важно, чтобы дети нас видели и в ситуации, когда мы сталкиваемся с каким-то злом в мире, не зная, что делать. У нас нет хорошего ответа. Это часть жизни, без этого невозможно. Как можно держать детей в ситуации идеализации, изоляции? А что потом с ними случится, когда не получится больше держать этот информационный пузырь?» — говорит Людмила Петрановская.

Поэтому самое главное — понять, чего мы боимся, зачем мы хотим поговорить и нужные слова найдутся. К тому же, все дети отличаются по характеру, темпераменту, возрасту. Одни будут задавать много вопросов, вторые — притихнут после ваших слов о случившемся, третьи — откажутся продолжать разговор на эту тему. Любая из этих ответных реакций будет нормальной.

Что можно сделать

Но общие рекомендации всё же есть. Психолог центра психологического сопровождения обучающихся УрФУ Надежда Томина выделяет важные акценты:

1. Сначала нужно стабилизировать своё эмоциональное состояние, а затем начинать разговор. Дети видят страх и растерянность родителей. Они опираются в своём ощущении безопасности на их поведение и реагирование.

2. Информационные ресурсы могут содержать изображения и видео жестокого характера. Лучше ограничить доступ детей к информационным ресурсам. Объяснить это решение необходимостью дождаться правдивых сведений о ситуации.

Подробнее о том, что делать, если разные видео теракта уже в школьном чате, в нашем следующем материале.

3. Не вдаваться в эмоциональное реагирование и детализацию при обсуждении, говорить спокойно. Важно обсудить с ребёнком то, что он чувствует.

4. Обязательно следует учитывать возрастные и эмоциональные особенности ребёнка. Не говорить о безысходности ситуации. Всегда есть шанс на спасение.

5. Можно вместе с ребёнком составить и проговорить план действий в ситуации опасности.

Таким образом, лгать или делать вид, что ничего страшного не случилось — риск посеять в детях панику. Факты без окрашивающих их эмоций и шокирующих подробностей передадут суть произошедшего.

Скорее всего, детям нужно будет услышать о гарантиях своей безопасности в будущем. Это в них говорит страх, который следует погасить. Лучше сказать, что такое, скорее всего, никогда их не затронет. При этом им стоит знать, как действовать в экстренных ситуациях.

Задача родителя — сделать всё возможное, чтобы ребёнок не чувствовал себя одиноким и не видел дистанцию от значимых ему людей. Дети должны понимать, что взрослые рядом с ними и всегда готовы прийти на помощь.

О том, как можно говорить о теракте с младшеклассниками, читайте здесь.

Татьяна Руснак

Фото: pexels

Число просмотров: 254
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...